Время и пространство вискусстве


Время и пространство вискусстве
   философские универсалии, охватывающие обширную сферу социокультурной жизни художественных произведений, в том числе и область функционирования художественных образов и всей системы искусств.
   Философские предпосылки построения культурных моделей времени и пространства. Несмотря на кажущуюся прозрачность смысла времени и на повседневную обыденность употребления этого слова, его суть с большим трудом поддается уяснению. Августин в своей «Исповеди» обратил внимание на это затруднение: «Что же такое время? Пока никто меня не спрашивает, я понимаю, нисколько не затрудняясь, но, когда хочу дать ответ об этом, я совершенно становлюсь в тупик». Этой констатацией Августин создал предпосылку для формулировки познавательной антиномии, тезис которой гласит: «Суть времени проста и доступна пониманию». Антитезис же возражает: «Суть проблемы времени бесконечна сложна и пребывает за пределами человеческого понимания». На протяжении всей истории мировой культуры человеческая мысль, озадаченная загадкой времени, пульсировала в пределах проблемного пространства, создаваемого полюсами этой антиномии.
   Время, вмещающее в себя смыслы понятий прошлого, настоящего, будущего, позволяет рассматривать любую из объективных и субъективных художественно-эстетических реалий в динамике изменений, соответствующих логике взаимоотношений настоящего с прошлым и будущим. Строго говоря, ни прошлое, ни будущее не имеют онтологического статуса, поскольку настоящему из двух возможностей - бытия и небытия - принадлежит бытие, а прошлому и будущему остается небытие. Настоящее может быть уподоблено точке, не имеющей протяженности. Прошлое, завершающееся в точке настоящего, не имеет начала, а будущее, имеющее начало в настоящем, не обладает завершенностью. Бытий- ствующее настоящее представляет собой и убийцу, и роженицу, непрерывно уничтожая и производя. Оно превращает мгновения в хроно-трупы минут, часов, дней, годов, столетий. И оно же - разверзтое лоно, из которого непрерывной чередой возникают все новые и новые мгновения.
   Художественно-эстетическое сознание особенно остро воспринимает эти особенности хроно-динамики существования. Оно способно испытывать ностальгию о невозвратном прошлом, видеть в будущем заманчивую тайну, а в настоящем выискивать возможности ее разгадки.
   Если в христианском мировосприятии время - это период приготовления к переходу в вечность, к будущему пребыванию в вечности, то художественное сознание ведет себя наиболее логичным образом, создавая произведения искусства, внутри которых присутствует эта метаморфоза превращения текучего времени в закристаллизованную вечность.
   В Ветхом Завете господствует идея линейного времени. Священное Писание утверждает, что Бог лишь однажды сотворил мир, и с тех пор его история длится. Простирающаяся протяженность истории, не предполагающая буквальной повторяемости событий, позволяет каждому из них возникать только один раз и на протяжении всего времени своего существования демонстрировать собственную уникальность. Мир не стоит на месте, а движется по направлению к торжеству Божьего замысла, к Царству Божьему. Это движение осуществляется вопреки сопротивлению царства зла, несмотря на препятствия, воздвигаемые демоническим миром тьмы.
   Согласно данным современной науки, существуют различные виды времени - физическое, биологическое, социальное, психологическое и др. Применительно к социальной жизни человеческого рода, его пребыванию в историческом времени важную роль играют классические категории зона и кайроса.
   Эон - достаточно протяженная историческая эпоха, когда конкретный социальный мир пребывает в состоянии относительной стабильности, динамической равновесности, не переживая слишком серьезных и радикальных метаморфоз. Ровное течение времен позволяет человеку ощущать прочную надежность устоев миропорядка, заниматься созидательной деятельностью, пожинать плоды своих трудов и оставаться достаточно консервативным традиционалистом, не выказывая особого стремления к переменам, новациям, реформам. В Священной истории самостоятельными зонами являются периоды от Н оя до Авраама, от Авраама до Моисея, от Моисея до Иисуса Христа и от первого пришествия Спасителя до его второго пришествия.
   Переходные периоды, когда происходят смены одних эонов другими, называются кайросами. Греческий термин «кайрос» буквально переводится как данное время и обо- значает некий конкретный, не слишком протяженный отрезок истории, насыщенный важными событиями, имеющими чрезвычайное духовное и практическое значение для настоящего и будущего.
   Чередование эонов и кайросов демонстрирует прерывистость мировой истории, выказывает ее способность к благотворным и многообещающим переменам. Эту динамику нельзя оценивать в терминах прогресса, но в ее внутренней логике нет и намека на деградацию, обреченность, бесперспективность, тупиковость. С переходом из одного зона в другой существенным образом изменяется духовная жизнь людей, трансформируются нормативно-ценностные структуры индивидуального и массового сознания, изменяются модели мира, картины истории, представления человека о самом себе. Но это происходит не сразу, и изменениям поддаются не все люди. В новом зоне остается немало тех, кто по характеру своего религиозного сознания, психологическому и ментальному строю принадлежит прежнему зону. В социальном пространстве повседневной жизни кайроса, а затем и нового зона происходят бесчисленные столкновения между людьми, принадлежащими разным временам. Это обстоятельство сообщает социальной жизни переходного времени экстраординарный драматизм.
   Пространство - философская и общенаучная категория, позволяющая измерять физическую протяженность вещей, обозначать характер их расположения относительно друг друга. Пространственность - одна из существеннейших характеристик мироздания в целом и всех тех материально-физических, чувственно воспринимаемых предметов, которые являются его составляющими элементами. Человек в своем восприятии внешнего мира в первую очередь фиксирует пространственные параметры видимых вещей и особенности их перемещений относительно наблюдателя и в отношении друг друга.
   Существуют две классические традиции философской интерпретации природы пространства и времени. Согласно первой, пространство и время - это объективно и самостоятельно существующие, беспредельные «вместилища», внутри которых пребывают все вещи. В соответствии с вторым подходом, пространство и время - это производные человеческого «я», априорные, доопытные формы, с помощью которых человек упорядочивает поступающие впечатления и размещает их определенным образом перед своим умственным взором для удобства восприятия.
   Категории времени и пространства в художественно-эстетическом сознании. Понятия времени и пространства играют двоякую, внешнюю и внутреннюю, роль применительно к искусству. С одной стороны, они позволяют внести определенную структурность в мир искусства, упорядочить его всоответствии с пространственно-временными критериями, а с другой - открывают широкие возможности для исследования проблем внутренней динамической структурности художественной сферы. Примером первого подхода может служить предложенная М. С. Каганом методология морфологического анализа системы искусства (См.: Каган М. С. Морфология искусства. - Л., 1972). В соответствии с онтологической природой пространства и времени все виды искусства подразделяются на три основных класса: 1) пространственные (живопись, скульптура, графика, архитектура; 2) временные (музыка); 3) пространственно-временные (театр, хореография).
   Иной характер носит имманентный подход. В соответствии с ним, категория времени, вмещающая в себя смыслы понятий прошлого, настоящего, будущего, позволяет рассматривать любую из художественноэстетических реалий вдинамике взаимоотношений ее настоящего с прошлым и будущим. Универсалия пространства сопряжена с физической протяженностью вещей, обозначает характер их расположения относительно друг друга. Пространствен- ность как одна из существеннейших характеристик мироздания в целом присутствует и в искусстве, и прежде всего в его материально-физических, чувственно воспринимаемых предметностях. Однако при углубленном исследовании оказывается, что «и музыка не чужда пространственности: только одиночная мелодия есть чисто во времени разворачивающаяся вереница звуков - подобно тому, как только линейный рисунок есть чисто в пространстве сопоставленный ряд точек; в аккорде мы имеем уже сопоставление звуков не во временной последовательности, а в пространственном созвучии; в многоголосой музыке, вакком- панированной мелодии мы получаем уже как будто два пространственных плана звучаний; наконец, “симфонические” звуковые маччы, одновременно впечатляющие слух, явственно воспринимаются как пространственно-многоплановые, так что слушатель различает их относительную отдаленность от себя» (Шмит Ф. Искусство. - Л., 1825.-С. 57).
   В произведении искусства отчетливее, чем где бы то ни было, видно действие «закона сохранения времени», который выражается формулой «прошлое не исчезает, а накопляется» (См.: Бугаев Н. В. Основные начала эволюционной монадологии. - М., 1893. - С. 11). Каждое произведение - это микрокосм, в котором сконцентрирован духовный опыт не только непосредственного его создателя, но и многих предшествующих поколений. Временная протяженность, в течение которой этот опыт вырабатывался, сжимается, подобно пружине, и вмещается в локальную художественно-эстетическую сферу, сообщая ей высокий энергетический заряд.
   Существуют две классические традиции философской интерпретации природы пространства. Согласно первой, пространство - это объективно и самостоятельно существующее, беспредельное «вместилище», внутри которого пребывают все вещи. В соответствии с вторым подходом, пространство - это производная человеческого «я», априорная форма мировосприятия, с помощью которой человек упорядочивает поступающие впечатления и размещает их определенным образом перед своим умственным взором. Обе эти объяснительные модели своеобразно преломились в разграничении искусства на две группы. С одной стороны это архитектура, скульптура, живопись, театрально-сценическое и декоративно-прикладное искусство, обладающие всей полнотой объективных пространственных признаков. А с другой - литература и музыка, в которых пространственное восприятие художественных образов пребывает в полной зависимости от активности духовного «я» читателя или слушателя. «Поэзия (и музыка), организуя непосредственно время, предоставляют воображению читателя по данным ими указаниям представить себе самому, как эти указания осуществляются наделе. Тут художник перекладывает построение пространства с себя на читателя и слушателя. Театр и скульптура (а также архитектура) дают в пространстве пространства, но иллюзионно, потому сила вещественного пространства, субстрат этого искусства, - то есть то пространство, в котором содержатся эти актеры и декорации, эти изваяния, эти здания - тут выступает слишком могуче, и не режиссеру бороться с этим пространством, а теургу» (П. А. Флоренский. Иконостас. - СПб, 1993. - С. 303).
   Пространственность эстетического восприятия предполагает способность художника не только учитывать иерархические структуры мирового бытия и его аксиологического удвоения, но и вносить идеологию иерархичности в собственные художественно-эстетические построения.
   Для художника, поэта, писателя категории пространства и времени обладают не только функционально-прикладным, но и метафизически-историософским значением. Так, А. А. Блок в статье «Крушение гуманизма» (1919) утверждал: «Есть как бы два времени, два пространства; одно - историческое, календарное, другое - неисчислимое, музыкальное. Только первое время и первое пространство неизменно присутствует в цивилизованном сознании; во втором мы живем лишь тогда, когда чувствуем свою близость к природе, когда отдаемся музыкальной волне, исходящей из мирового оркестра». Художники, наделенные даром внимать этому «мировому оркестру», вносят в свои творения богатейший спектр мыслей и переживаний, сопутствующих творческому сознанию в его восприятии пространственно-временных аспектов космического бытия.
   Существует концепция Э. Холла о роли пространственного фактора в восприятии художественного произведения (См. о ней в кн.; Орлов Г Древо музыки. - М., 1992). Исследователь выдвинул гипотезу о существовании четырех разновидностей пространственных дистанций между субъектами эстетического восприятия и объектами, с которыми они взаимодействуют:
   1) интимная дистанция, где субъект пребывает внутри объекта и их практически ничто не разделяет;
   2) персональная дистанция в пространстве существует между портретом и созерцающим его зрителем, между звучащим камерным произведением и воспринимающим его слушателем;
   3) социальная дистанция обнаруживается между субъектом и произведением монументальной живописи или между слушателем и оркестром, исполняющим симфонию;
   4) публичная дистанция - это пространственный интервал между человеком и архитектурно-скульптурными элементами его социокультурного окружения.
   Временные и пространственные особенности существования субъектов и объектов художественно-эстетической жизни глубоко проникают друг в друга, создавая предпосылки для целостного взгляда на искусство сквозь призму категории хронотопа (от греч. khronos - время, topos - пространство; букв, «время-пространство»), М. М. Бахтин, начавший одним из первых использовать понятие хронотопа в сфере эстетических проблем, отмечал, что вхождение личности в мир искусства всегда совершается «через ворота хронотопов», где время «сгущается, уплотняется, становится художественно-зримым; пространство же интенсифицируется, втягивается в движение времени, сюжета, истории» (Бахтин М. М. Вопросы литературы и эстетики. - М., 1975. - С. 235). Индивидуальное эстетическое «я» не в состоянии выйти за пределы пространственно- временной архитектоники «большого» мира и избавиться от собственной «привычки» воспринимать художественно-эстетическую реальность вне тех же пространственно-временных измерений.
   ◘ Лит.: Бахтин М. М. Формы времени и хронотопа в романе // Он же. Вопросы литературы и эстетики. -М. 1975; Гуревич А. Я. Категории средневековой культуры. - М. 1972; Данн Дж. Эксперимент со временем. - М. 2000; Каган М. С. Морфология искусства. - Л.: Искусство, 1972; Орлов Г. Древо музыки. - М., 1992.; Рейхенбах Г. Направление времени. - М. 1962; Топоров В. Н. Пространство и текст// Текст. Семантика и структура. - М. 1983; Уитроу Дж. Естественная философия времени. - М. 1964; Флоренский П. А Время и пространство // Социологические исследования. 1988, № 1.

Эстетика. Энциклопедический словарь. Издательство Михайлова В. А. Санкт-Петербург. . 2005.


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.